Фандомов более 880
Фанфиков более 860
Оридж более 130 работ
Артов более 2220
Рисунков более 125
Видео более 1450
Аватарок более 14000
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
» Дневники вампира » 1159
» Сверхъестественное » 554
» Баффи » 408
» Гарри Поттер » 283
» Однажды » 195
» Волчонок » 189
» Стрела » 148
» Зачарованные » 126
» Настоящая кровь » 115
» Революция » 112
» Доктор Кто » 95
» Сплетница » 88
» Ангел» 84
» Мерлин » 81
» Мстители » 74
» Сердце Дикси » 71
» Красавица и чудовище » 65
» Игра Престолов » 64
» Доктор Хаус » 62
» Касл » 57
» Тор » 57
» Шерлок BBC » 55
» Сумеречная сага» 54
» Гримм » 53
» Хор » 49
» Кости » 48
» Бэтмен » 47
» Тайны Смоллвиля » 45
» Галактика » 45
» Белый воротничок » 47
» Менталист » 44
» Близкие друзья » 43
» Хоббит » 41
» Люди будущего » 39
» Хейвен » 37
» Герои » 37
» Тайный круг » 33
» Лихорадка » 31
» Властелин колец » 31
» Легенда об Искателе » 31
» Люди Икс » 30
» Милые обманщицы » 29
» Дракула » 29
» Древние » 28
» Ганнибал » 27
» Первый мститель » 27
» Аниме » 26
» В лунном свете » 26
» 3 метра над уровнем неба » 24
» Корабль » 22
» Грань » 19
» Константин » 19
» Ходячие мертвецы » 19
» Робин Гуд » 18
» Говорящая с призраками » 18
» Зена » 18
» Сонная лощина » 18
» Хемлок Гроув » 18
» Гавайи 5-0 » 17
» Шпионка » 16
» Железный человек » 15
» Узы крови » 15
» Элементарно » 14
» Черный список » 14
» Агенты Щ.И.Т. » 13
» Команда-А » 13
» Демоны Да Винчи » 13
» В поле зрения » 13
» Сотня » 13
» Шерлок Холмс » 13
» Начало » 12
» Ночь страха » 12
» Королева проклятых » 12
» Американская история ужасов » 12
» Другой мир » 10
» Остаться в живых » 10
» Ужасы по дешевке » 10
______________________________ Обновлено 12.02.2015 05:00


Сейчас на сайте: 14
Гостей: 12

Пользователи: 

- отсутствуют

Роботы: 

Google
Patient Bullheaded & Sneaky
Фанфики, Игра престолов, PG-15
Голосов: 1
Автор: Akya
Предупреждения: АУ, инцест, стеб
Персонажи: Джон Сноу/Санса Старк, Тормунд Великанья Смерть
Статус: завершен
Автор оригинала: thimbleful. Ссылка: на оригинал.
От автора: Я уверена, что вы хотели чего-то милого, но это просто возникло в моей голове lol. Я виню Тормунда. Он во всем виноват. Я не имею к этому никакого отношения. Этот парень не управляем. И его язык. Еще раз прошу прощения.
TW: Джон очень пьян в этом фике, достаточно пьян, чтобы его тошнило.

От переводчика: Фанфик написан веселья ради. Тормунд в нем каноничный, поэтому говорит как привык и поступает также. Если вам дорог образ Джона Сноу, читайте с осторожностью, ибо автор в лице Тормунда местами троллит его ;)


Краткое содержание:
Джон хандрит из-за правды о своих родителях и Тормунд любезно указывает, что брак между кузенами обычен в Вестеросе. Просто чтобы подбодрить его. А если он еще напоит Джона и предложит украсть Сансу, что ж в этом плохого?

Внимание! Копирование информации из данного поста без разрешения запрещено. По всем вопросам обращайтесь непосредственно к автору
В темном углу оживленной таверны, кишащей Безупречными, одичалыми, северянами и даже дотракийцами, бывший Король Севера хмурится в кружку эля. Тормунд осушает свою, удовлетворенно вздыхает и машет трактирщице, чтобы та снова наполнила ее. С тех пор, как Джон вернулся с Драконьего Камня, он выглядит так, будто много лун не мог нормально погадить - и всё стало только хуже после того, как он поговорил со своим странным младшим братом, который видел что-то важное в видении.

Тормунд не знает, что узнал Джон. Никто не знает, потому что он всегда больше любил размышлять, чем говорить. И теперь он бушует в этом месте, как маленькая грозовая туча, собираясь принести еще больше мрака в мир - как будто Винтерфелл не был достаточно мрачным с момента прибытия Королевы Драконов, поэтому Тормунд оказал им всем услугу и утащил его в "Дымящееся полено", чтобы у него слегка развязался язык от выпивки. Конечно, кислое козье молоко сделало бы свое дело гораздо быстрее, но в таверне есть только бочки с виноградной водой и слабая моча, которую они называют элем. Тормунд обходится тем, что имеет.

Требуется три кружки эля, пропущенные в дружеской тишине, прежде чем Джон открывает рот и делится тем, что мучило его последние несколько дней - как будто титулов лорда-командующего и короля было недостаточно, и теперь он вовсе не бастард, а чертов принц. Симпатичный парень получил больше титулов, чем поимел женщин.

- Всю свою жизнь я думал, что Нед Старк - мой отец, - бормочет Джон, скривив лицо, как будто кто-то зарезал его любимую свинью и съел ее на ужин. - Но я ошибался.

А потом он говорит, говорит и говорит.

Тормунд делает все возможное, чтобы поддакивать в нужных местах и сочувственно смотреть на него, несмотря на то, что изо всех сил пытается понять, почему это должно иметь значение, чьё семя брызнуло в чью утробу. Нед вырастил Джона. Это делает его отцом. Брат Джона все еще его брат, а сестры все еще его сестры, и все же он так расстроен, что всхлипывает и вытирает глаза. Странно это.

Поглаживая бороду, Тормунд размышляет, крепко размышляет.

Если эта новость что-то и изменит, то не его отношения с семьей, а его отношения с Королевой Драконов. Он трахнул свою тетю - с этим ничего не поделаешь, и это всё портит. Даже в самые холодные ночи Тормунд не испытывал соблазна трахнуть одну из своих тетушек - а их у него была целая деревня. Некоторые из них даже были рыжими!

Хотя он слышал истории об этих Таргариенах и их извращениях, и для хилых южан зима в Винтерфелле может показаться холодной, а у Джона есть рыжая сестра. Сестра, на которую он продолжает смотреть так, будто зачахнет и умрет, если она не подарит ему милую улыбку и кое-что послаще. Братья обычно не так смотрят на своих сестер - даже к северу от Стены, но они же не брат и сестра, верно? Кузены, вот кем они себя теперь считают. И если Санса похожа на других женщин, она бы оседлала Джона в мгновение ока, но он только хлопает ресницами в ее сторону. Сладкий мальчик, одним словом.

Ну, это ведь должно его взбодрить! Бедняга иногда слишком глуп для своего же блага - красавчики все такие, но Тормунд поможет ему разобраться.

- Вы, южане, кучка трахающихся кузенов, а?

Джон, наконец, поднимает глаза от кружки.

- Мы кто?

- Вольный народ крадет жён из других деревень. Это укрепляет клан. Ты знал об этом?

- Да. Игритт рассказывала мне.

- Но у вас не так. Вы женитесь на своих кузинах.

- Да, некоторые так делают.

Тормунд кивает, бросая на Джона пронзительный взгляд.

- Что?

Тормунд приподнимает бровь и кивает более выразительно.

- Почему ты...? - нахмурившись, Джон подражает ему сердитыми короткими кивками своей симпатичной головы.

Тормунд наклоняется ближе к нему, уперев локти в стол.

- Я знаю тебя довольно давно. Я видел тебя влюбленным, то, как ты смотришь на девушку совсем без страсти, просто мучительно тоскуешь и тяжело вздыхаешь. Как будто ты герой одной из тех дерьмовых песен, которые пел Манс о южанах, умирающих из-за разбитых сердец. И когда ты рядом со своей сестрой, с той, которую поцеловал огонь, ну...

- Что? - Джон хмурится слишком сильно, чтобы быть убедительным. - Ты совсем спятил.

- Нет. Я прав. Я всегда прав. - Тормунд прищуривает правый глаз, острый как у орла, и постукивает по нему пальцем. - Я вижу. Цареубийца влюблен в Бриенну. Подрик влюблен в Арью. И Джендри тоже.

Джон усмехается.

- Да. Я заметил.

- А Пса? Хех, он влюблен в Сансу.

- Что? - Джон ударяет кружкой по столу и эль проливается через край. - Он что?

Хитрая ухмылка расползается по лицу Тормунда, и он склоняет голову к сердитому коротышке напротив.

- Я всегда прав.

Джон кривит лицо и отводит взгляд.

- Это ничего не значит. Санса через многое прошла - вот и всё.

- Ах, заботливый старший брат.

- Да. - Джон проглатывает отрыжку и размахивает кружкой, а его глаза блуждают по помещению, не встречаясь с глазами Тормунда. - Арья может позаботиться о себе, но Санса... Я защищаю Сансу. Это мой долг. Отец бы этого хотел. И Робб. И Дядя Бенджен.

И затем в глазах Джона снова появляется задумчивость, и он опять начинает болтать о том, что Нед не его отец, а Робб не его брат и еще много другой чепухи.

Слабак уже сдался бы, но если бы Тормунд легко сдавался, он бы таскался по тундре замерзший, голубоглазый и мертвый, вместо того, чтобы пить эль с принцем или какой там титул приобрел этот парнишка за последний час. Тормунд знает, как вести себя с упрямцем. Половина его деревни состояла из тупоголовых идиотов. Хитрость в том, что ты всегда должен быть еще более упрямым. Джон - южанин, а южане - трусливые говнюки. Тормунд чешет бороду. Он может быть хитрым. Хитрым и упрямым.

- Так этот Джорах, - говорит он, как ни в чем не бывало, - сын Старого Медведя, а?

Джон согласно кивает.

- Он тебе нравится?

- Он нормальный.

- Слегка староват, но он не замедлял нас, когда мы охотились на мертвеца. Это уже кое-что.

- Да, это уже кое-что.

- Кто лучший боец: я или он?

- Ты.

- А как насчет меня и этой надушенной шлюхи с золотой рукой?

Джон хрюкает носом.

- Ты.

- Я и Большая баба?

Губы Джона изгибаются в кривой ухмылке.

- Бриенна. Без сомнения.

- Она красавица, - мечтательно тянет Тормунд, кивая сам себе. - А как насчет Бриенны и Пса?

- Думаешь, она однажды победила его, не сможет снова?

- Да. Как насчет... Серсея или Дейенерис?

- Что, в драке?

Тормунд перемещает свои сжатые кулаки в боевую позицию.

- Врукопашную.

Джон выдыхает сквозь сомкнутые губы.

- Серсея?

- А кого бы ты предпочел трахнуть: Серсею или Сансу?

- Сансу, - говорит Джон, а затем его глаза расширяются.

Его щеки пылают красными пятнами, и он выглядит так, будто наконец погадил, но сделал это при всех, и теперь не знает, как сбежать, пока этого не заметили.

Тормунд самодовольно улыбается.

- Это нечестно, - хрипло произносит Джон. - Ты знаешь, что Серсея сделала с моей семьей.

- Знаю. Я также знаю, что большинство мужчин скорее трахнут красивую женщину, которую ненавидят, чем собственную сестру. Большинство мужчин скорее трахнут уродливую женщину, которую ненавидят, чем собственную сестру.

Джон откашливается, смущенно ёрзая.

- Серсея убила половину моей семьи. Или приложила к этому руку.

- Тогда ответь мне, старая ворона, в кого бы ты предпочёл окунуть свой крошечный перчик: в Серсею... или в Арью?

При упоминании Арьи лицо Джона так вытягивается от отвращения, что Тормунд громко смеется и хлопает его по спине.

- Хорошо, - Джон проводит рукой по бороде, - ты высказал свое мнение.

- Так ты признаешь это? Ты влюблен в свою сестру.

- Неважно. Для нее я всегда буду братом, - Джон смотрит на свой эль. - Она сама так сказала. После того, как Бран рассказал нам. Не похоже, что она солгала.

- Только вот она хорошая лгунья, верно?

Проблеск надежды вспыхивает в глазах Джона.

- Ты думаешь, она лгала?

- Я не знаю.

- Разве ты не говорил, что всё знаешь?

- Нет. Я сказал, что всегда прав. Ее трудно понять. Она очень... - Тормунд мычит про себя, пытаясь найти более подходящее слово, чем холодная.

- Скрытная?

- Точно, - Тормунд наклоняется ближе. - Ты должен украсть ее.

Джон поднимает глаза от кружки и медленно моргает.

- Что мне нужно сделать?

- Украсть ее. Если она будет сопротивляться, ты поймешь, что она тебя не хочет.

- Она не коза. Я не могу просто украсть ее. Здесь мы по-другому выбираем жен.

- Просто перебрось ее через плечо и посмотри, как она отреагирует. Правильная жена будет драться с тобой всю дорогу, но южная леди? - Тормунд качает головой. - Если Санса пнёт тебя по яйцам, то она против. Но если она захихикает - хорошо…

Джон хмурит лоб, прищуривает глаза и долго сидит, размышляя над его словами в полной тишине. Тормунд осушает еще одну кружку, пока ждет.

- Нет, - наконец говорит он. - Нет, так не пойдет.

Несмотря на еще несколько кружек эля и еще большие подбадривания, Тормунд не убеждает Джона в ту ночь. Он не слишком умен, когда дело касается женщин, этот Джон Сноу. И он не такой храбрый. Он бросится в опасность с головой, не раздумывая, размахивая своим мечом, но когда дело доходит до того, чтобы обнажить маленький кинжал между ног - нет. Как женщина должна быть мокрой, словно детеныш тюленя, прежде чем что-то случится, так и Джону нужно долго разогреваться, прежде чем он начнет действовать.

К счастью, Тормунд не только упрямый и временами подлый, но и терпеливый.

Проходит неделя. Он мало что делает, только иногда указывает на то, как красивы волосы Сансы на солнце, или что Пёс снова смотрит на нее, или что он подслушал, как какой-то лорд говорил о том, какой хорошей женой она станет для его сына. Джон смотрит, вздыхает, тоскует - и ничего не делает.

Проходит еще неделя. Тормунд делает кое-что... всего лишь подталкивает. Это нелегко, когда Джон тратит всё время планируя битву, но однажды он и Санса оказываются одни в ее кабинете. И если случается, что Тормунд проходит мимо и каким-то образом запирает дверь снаружи, ожидая, когда произойдет чудо, прижав ухо к двери, - что в этом такого? Увы, проклятый идиот, которого зовут Джон (или Эйгон, или как бы там ни было), открывает окно и зовет на помощь, и Тормунд убегает.

Днем позже он находит Сансу одну в Богороще и говорит - только чтобы увидеть, ревнует ли она - какая прекрасная пара Джон и Дейенерис, несмотря на то, что они близкие родственники. Санса только смотрит на него и уходит, не говоря ни слова, и он так и не узнаёт, ревнует она или просто не одобряет.

А потом война приходит к их порогу, и в течение двух недель они сражаются со всеми, кто нападает. Тормунд не совсем уверен, как они это сделали (когда он сражается, кровь гремит в ушах, и он видит только то, что перед ним), но однажды все стихает, и они возвращаются в Винтерфелл победителями. Едва держащиеся на ногах, избитые, окровавленные, но победившие - и это требует праздника.

Им нужно несколько дней, чтобы выспаться и выздороветь, но вскоре Большой Чертог украшают и заполняют собой празднующие, менестрели и пышнотелые девицы, которые разносят подносы с элем, вином, медовухой и даже кислым козьим молоком, подаренным вольным народом. Король Ночи мертв. Королева Драконов и ее народ ушли, чтобы бороться с Ланнистерами, и поэтому глаза всех сияют, а губы улыбаются. Кроме тех, что принадлежат коротышке-принцу, который сидит на скамейке и грустно смотрит на сестру, танцующую с очередным лордом.

Во время битвы они никогда не заговаривали о Сансе, но ясно, что Тормунду нужно снова поднять этот вопрос. Если он оставит это решение Джону, бедный идиот продолжит дуться в стороне до конца жизни, пока Санса проживёт свою, рожая одного ребенка за другим для какого-нибудь расфуфыренного лорда, за которого в итоге выйдет замуж.

Тормунд решительно кивает себе и плюхается рядом с Джоном. Тишина - это всегда хорошее начало, как и много выпивки, поэтому он пока держит рот на замке и следит, чтобы кружка Джона всегда была наполнена, пока они смотрят за танцем Сансы. Как только лорд номер три - долговязый, с едва заметными волосами на лице - ведет ее в центр залы, Тормунд склоняется к Джону.

- Тебе стоит ее немного покружить.

- Я не очень хороший танцор.

- Как и этот тупой идиот, но это его не останавливает. И он всего лишь мальчик. Ей нужен мужчина.

Джон пожимает плечами и делает еще один глоток эля.

- Просто подвигай немного ногами. И своими бедрами. Покажи ей, что ты умеешь ими двигать, в отличие от этого цыпленка. И улыбнись. - Тормунд демонстрирует свои жемчужно-белые зубы в широкой улыбке. - Женщинам это нравится. Особенно, когда у тебя есть все зубы.

Джон снова пожимает плечами, глядя на свои ноги, как будто они трусливые маленькие говнюки, отказывающиеся двигаться.

Другой лорд приглашает Сансу на танец. На этот раз симпатичный, со светлыми локонами, янтарными глазами и большими сильными руками, и Джон вздыхает так глубоко, что его грудь поднимается и опускается. Он по-прежнему дуется, и сейчас слишком пьян, чтобы помнить, что время от времени умно отводить глаза от сестры, прежде чем люди заметят, что ты мечтаешь завести с ней детей. Остаётся надеяться, что это означает, он достаточно пьян, чтобы решить, что воровство, в конце концов, очень хорошая идея.

- Какой красавчик, - Тормунд указывает на лорда своей кружкой. - Он стал бы для нее хорошим мужем.

Если бы взглядом можно было убить, Тормунд осел бы на пол, истекая кровью от многочисленных колотых ран. Но взгляды не причиняют вреда, и он продолжает:

- Ты должен устроить помолвку. Это то, чем вы здесь занимаетесь, да? Такая хорошая женщина как она не должна тратить впустую свои лучшие годы.

- Это ее выбор, - бормочет Джон. - Это должен быть ее выбор. Она не должна быть выдана против воли. И, - Джон поворачивает голову к Тормунду, моргая, пока взгляд не фокусируется, - украсть ее тоже нельзя.

- Ну, если ты ее не украдешь, это сделает кто-то другой. - Тормунд наклоняется и шепчет на ухо Джону: - Возможно, мне стоит. Какие у нас будут дети. Высокие, как великаны, с рыжими волосами и красивыми голубыми глазами…

Рука сжимает воротник туники, и Тормунда тянут вниз, его нос утыкается в лоб рычащего Джона.

- Если ты прикоснешься к ней…

Громко смеясь, Тормунд отмахивается от этой «мошки».

- Перестань дуться и иди спроси, чего она хочет. - Мимо идет служанка, и Тормунд хватает с подноса кружку кислого козьего молока и сует ее в руку Джона. - Спроси ее, кого она хочет.

Затем он отворачивается, чтобы его слова проникли в этот толстый череп, и чтобы кислое козье молоко сделало свое дело.

***

Пока Дейенерис оставалась в Винтерфелле, Санса отказалась от своих покоев - это были лучшие покои в замке - но теперь Королева Драконов ушла, и горничные очистили их от любых доказательств того, что она была там. Они пахнут сосновым мылом и лавандой вместо сандала и ванили, и Санса закрывает глаза, глубоко вдыхая. Жизнь наконец-то может вернуться в нормальное русло.

Она скидывает туфли, снимает тесное платье и распускает косы, свернутые пучком на затылке. Минула полночь, ее ноги болят от многочасовых танцев, голова гудит от вина и слишком много мужчин шептало ей на ухо о браке (предлагая себя, своих сыновей или даже внуков).

С довольным мурлыканьем она скользит в постель, натягивает меха на обнаженное тело и наслаждается тишиной. И вскоре засыпает.

Ее будит грохот.

Кто-то возится с дверной ручкой. Сердце колотится, она хватает кинжал, который всегда держит на тумбочке, накидывает на плечи пеньюар и подкрадывается ближе к двери, чтобы спрятаться за ней, когда тот, кто пытается вломиться, откроет ее. Они должны быть хороши. Хорошие убийцы, потому что она не слышала, чтобы охранники подняли шум.

Очевидно, что они не очень ловко взламывают замки, учитывая возню и звон металла о камень, когда они бросают свои инструменты.

Потом начинается потасовка. Слышится смех. Сердитое бормотание. Глухой удар об стену. Снова смех, который превращается в кашель, чтобы скрыть смех, и она узнает этот кашель. Она слышала его много раз этой зимой, что не имеет смысла, потому что это Девин, один из ее охранников, который, к счастью, не был убит неистовым убийцей за ее дверью.

Однако то, что он не останавливает убийцу, немного смущает.

Затем раздается громкий стук, за которым следуют быстрые отступающие (и довольно тяжелые) шаги. Кто-то громко ругается - кто-то очень знакомый - и она облегчённо выдыхает.

- Джон? - зовет она. - Минутку.

В последний раз, когда она видела его, он был настолько пьян, что смотрел в никуда, погруженный в мрачные мысли, пока вокруг него гремел пир. Если бы его рука иногда не подносила кружку к губам, его можно было бы принять за статую.

Скучает по любовнице, предполагает она. Любовнице, оказавшейся тётей, которую больше заботил Железный трон, чем он. Он согласился забыть о своих правах, если она оставит Север в покое, и их любовная связь оборвалась. Наверное, поэтому ему так грустно, потому что Арья, Бран и она сама заверили его, что правда о его рождении ничего не изменила. Что он всегда будет их братом.

Она все еще гордится собой за эту ложь. Она не покраснела, не заикалась и не отводила глаз. Даже Арья купилась на это! И пока Джон преодолевает свои чувства к Дейенерис, Санса сделает тоже по отношению него, и никто никогда не узнает о ее мимолётной влюбленности.

Она кладет кинжал обратно на тумбочку и открывает дверь. Снаружи стоит Джон, скрестив руки за спиной, глаза смотрят куда-то выше ее головы.

- Что ты делаешь?

- Ничего, - говорит он, и Девин снова подавляет смех.

- Я не знала, что ничего не делать - такое громкое занятие.

- Кто-то пытался вломиться к тебе. Но я их спугнул.

- Ох, правда?

Джон выпрямляет спину, даже поднимает подбородок, пытаясь выглядеть выше.

- Да, - уверенно говорит он, но не может скрыть пьяного покачивания.

Его взгляд смещается вправо. Затем он слегка поворачивает голову, выискивая взглядом человека, с которым, должно быть, дрался. Джон гримасничает и шевелит ртом, качает головой и вглядывается во что-то. Санса высовывает голову, чтобы посмотреть, но теперь коридор пуст, и Джон снова смотрит на потолок с самым невинным выражением лица.

- Можно мне... можно мне войти?

- В мою спальню. Посреди ночи.

Джон поднимает подбородок еще выше.

- Ага.

Взглянув на охранников, она видит, что они любезно смотрят в другую сторону (хотя Девин изо всех сил пытается сохранить невозмутимое лицо), и поэтому она позволяет Джону войти и закрывает дверь, чтобы остаться с ним наедине и разобраться со всем, с чем нужно.

Тихий обнадеживающий голос шепчет, что, возможно, он хотел согреть ее постель, но ему нужен был пинок друга, чтобы постучать в ее дверь, но другой, гораздо более громкий и трезвый голос, говорит ей, что он убит горем и ищет утешения везде, где может его найти.

Джон не стал бы этого делать, не так ли? Уж точно не с ней.

Нет, но он мог в пьяном безрассудстве всё еще думать, что Дейенерис осталась в этих покоях, и пытался пробраться внутрь, чтобы провести с ней последнюю ночь. В конце концов, она уехала только сегодня утром. Санса со вздохом обхватывает себя руками.

Задев ее, Джон направляется к окну и смотрит вниз.

- Седьмое пекло, высоко. - Он разворачивается, хватаясь за подоконник, чтобы успокоиться, и, прищурившись, смотрит на дверь. - Дверь!

Джон делает два шага к ней. Останавливается. Сглатывает. Опускает взгляд на ноги, переминается, прежде чем посмотреть на нее широко открытыми глазами.

- Э-э, пойдем со мной?

- Куда?

- Э-э... - Джон хмурит брови, раздумывая. - В мои покои?

- Тебе нужно, чтобы я показала дорогу? Боги, Джон. Сколько ты выпил?

- Немного.

Она качает головой, глядя на него.

- Хорошо, пойдем. Но только, чтобы уложить тебя в постель.

- В постель? - Он несколько раз кивает и проводит рукой по губам. - Да, я... это... да.

- Дай мне минутку, чтобы переодеться, пожалуйста.

Но он, кажется, не слышит ее, потому что теперь он занят - прищурившись, рассматривает ее тело, оценивает. Между его бровями образуется складка.

Санса крепче обхватывает себя руками.

- Что?

- Ты всегда была такой высокой? - спрашивает он, подходя ближе, все еще рассматривая ее.

- Не всегда. Когда-то ты был выше. Помнишь?

Джон тоскливо вздыхает.

- Да. Это бы все упростило.

- Упростило что?

- Это, - говорит он и забрасывает ее к себе на плечо.

У нее вырывается восхищенный визг, а затем хихиканье, которого она не позволяла себе с детства, когда кто-то безжалостно щекотал ее. Это глупо и неловко, и она уверена, что охранники могут услышать их, и все же не может остановить себя. Это вино. Вино делает ее глупой, вот и всё. Но потом Джон запинается. Ее желудок сжимается. Смешки умирают у нее в горле.

- Джон, отпусти меня! Ты меня уронишь.

Они движутся вперед. Санса втягивает воздух, чувствует, как ее тело смещается, падает... и затем она приземляется на кровать. Матрас под ней пружинит.

Джон стоит над ней, почесывая затылок с довольно застенчивым выражением лица. Но затем его глаза опускаются на ее грудь, и его выражение становится жаждущим. Ее пеньюар распахнулся, обнажив полоску бедра и частично грудь, и теперь ткань скользит по плечу, и она должна остановить это - она действительно должна - но Джон облизывает губы, потирает челюсть и смотрит на нее, как будто хочет проглотить. Уже обнажена одна грудь, сосок твердеет от внезапного сквозняка. Джон втягивает воздух, уставившись на нее, не мигая.

Затаив дыхание, она ждет, когда он набросится, или избавится от своей одежды, или сделает хоть что-то, но он просто бледнеет и закрывает рот рукой, как будто вид ее обнаженной груди вызвал у него тошноту.

С пылающими щеками она резко выдыхает и садится, стягивая полы пеньюара на груди.

- Джон, зачем ты пришел ко мне?

Он проглатывает отрыжку и садится на кровать, опустив голову.

- Я действительно пьян. И всё идет не так, как надо.

Она двигается к краю кровати, чтобы сесть рядом.

- Что именно?

- Ты не коза, - он смотрит на нее грустными-грустными глазами и гладит по волосам. - Ты не коза.

Санса хочет ответить, но в итоге самым недостойным образом сидит с открытым ртом, потому что не знает, должна ли она извиниться за то, что не оказалась ею, или ей следует поблагодарить его, или даже похвалить за вывод, что она действительно не коза.

- Прости, что пытался украсть тебя, - Джон тяжело дышит. - Я просто хотел, чтобы ты стала моей женой, вот и всё. Я всё делаю неправильно. Ты когда-нибудь сможешь простить меня?

- Что? - шепчет она.

- Ты сможешь простить меня?

Санса хватает его за руку.

- Что ты сказал?

- Прости меня?

- Не это. Другое…

Щеки Джона раздуваются, глаза, темные и блестящие, округляются, а затем он бросается к ее умывальнику и его рвёт-рвёт-рвёт.

Когда он заканчивает, она наливает ему стакан воды и помогает его выпить, а когда он падает на ее кровать, будто на свою, она снимает с него сапоги, подтыкает мех вокруг и убирает прядь волос, прилипшую к влажному лбу.

- Ты в порядке? - шепчет она.

- Иди ко мне. Спать.

Джон ощупывает ее, находит пояс на талии и подтягивает ее ближе. Потирая ладонь, чтобы успокоить себя, Санса смотрит в его расфокусированные глаза и медленно моргает. Он вообще знает, кто она? Он так пьян - она не видела его таким пьяным, и в этом тусклом освещении она может показаться ему кем угодно. И в течение нескольких недель Дейенерис оставалась в этой комнате, лежала в этой кровати. Возможно, они даже... Зажмурив глаза, Санса отбрасывает эту мысль до того, как образ станет слишком ярким.

Он снова дергает ее на себя, шепчет, чтобы она присоединилась к нему. Места для нее достаточно, чтобы лечь и прижаться друг к другу, но что он почувствует, когда проснется и найдет ее в своих объятиях? С таким количеством эля в его организме, он не понимает ни того, что говорит, ни того, что делает. Его слова, его действия ничего не значат.

Санса берет его за руку и, опустившись на колени у кровати, ловит его уставший взгляд.

- Джон, ты знаешь, в чьих ты покоях?

- В твоих.

- А ты знаешь, кто я?

- Да, - говорит он довольно, закрывая глаза.

- Не уверена, что ты понимаешь, - она сжимает его руку, прежде чем отпустить. - Если ты все еще захочешь украсть меня, когда протрезвеешь - меня, Сансу, - тогда укради меня завтра. Идет?

- Обязательно, - бормочет он. - Ты пнешь меня по яйцам?

Она моргает.

- Ты... ты хочешь, чтобы я это сделала?

Джон переворачивается на бок, бормочет что-то неразборчивое в подушку и засыпает. Засыпает в ее постели, положив голову на подушку, сжимая ее меха.

Санса глубоко вздыхает, гладит его по щеке и желает спокойной ночи. Затем она надевает ночную рубашку, плотно завязывает пояс пеньюара и выходит наружу, где сообщает охранникам, что ее кузен будет спать в этой комнате, пока она остается на ночь у сестры, и просит их найти горничную, чтобы убрать рвоту.

Завтра пойдут разговоры, но Джон хотя бы одет, и они не находились очень долго наедине. И не случилось ничего, о чем они пожалеют на следующий день.

Почти.

Санса стонет и прячет лицо в ладонях.

Надеюсь, он забудет, что она в некотором смысле показала ему грудь.

***

- А потом, - говорит горничная с широко открытыми глазами и раскрасневшимся от волнения лицом, придвигаясь ближе к небольшой толпе, которая собралась вокруг нее: - Он повернул голову, и его вырвало на ее постель - вы можете в это поверить! В итоге, я уговорила Девина отнести его милость в его покои, чтобы я могла прибраться. Бедная леди Старк. На ее постель. Потребуется целая вечность, чтобы избавиться от вони. Но что он там делал посреди ночи?

- Ну, ты знаешь, что говорят об этих Таргариенах, - говорит другая горничная, приглушенно хохотнув. - Скажем так, когда я услышала, что он один из них, всё стало понятно. Если ты понимаешь, о чем я.

- Да, то, как он на нее смотрит. Он ведь красавчик? Я не стала бы выгонять его из постели. Даже если бы он был моим братом!

- Я бы выгнала. Я не трахаюсь в луже блевотины, неа. Неважно, какой он красавчик.

- Я видела однажды, как они целовались! - восклицает третья горничная.

Наконец, какие-то интересные новости. Тормунд подходит ближе, навострив уши.

- Не видела!

- Ну, это был поцелуй в лоб, но если бы ты увидела это, ты бы…

Тормунд качает головой и выходит с кухни.

***

Как, к вонючей заднице мамонта, Джон облажался? Тормунд обо всем позаботился! Он даже затащил идиота в покои Сансы и прятался в тени достаточно долго, чтобы услышать хихиканье - просто чтобы убедиться, что это сработало. Честно говоря, хихикать мог Джон - Тормунду не привыкать к его случайным смешкам, когда он достаточно выпьет, но он готов биться об заклад, что это была Санса.

И все же... Столько трудов, только чтобы выйти из своих покоев в полдень и узнать, что идиот не только не смог украсть себе жену, но и заблевал всё в ее покоях и вырубился в ее постели, а Санса сбежала в покои сестры. Столько трудов, только чтобы узнать, что Джон заперся в своих покоях и отказывается выходить. Ну, официальная причина в том, что он мучается похмельем, но все знают, что единственное, что его мучает - огромный стыд.

Бормоча себе под нос, Тормунд пересекает двор. Его желудок урчит, голова раскалывается, и он готов убить за чашку молока, но придется подождать. У него есть более насущная проблема, с которой надо разобраться.

Одну половину этой проблемы он находит за ее столом, немного бледную и с уставшим взглядом, строчащую в бухгалтерской книге. Когда он тащит через комнату стул и ставит его напротив, Санса едва поднимает на него взгляд; перо без остановки скрипит по бумаге.

- Есть что обсудить: тебе и мне, - говорит он, садясь.

- Пожалуйста, только быстро, - Санса переворачивает страницу, макает перо в чернила. - У меня сегодня очень много работы.

- Ты с ним уже разговаривала? С Джоном.

- Нет, - ее челюсть сжимается. - Он не хочет меня видеть. Похоже, он никого не хочет видеть.

- Значит, ты двинула ему по яйцам?

Санса приоткрывает красивые губы, но не говорит ни слова. Она откладывает перо, сгибает и разгибает пальцы, прежде чем чинно сложить руки, и прочищает горло.

- Чего ты хочешь, Тормунд?

- Хм, - наклонившись ближе, он сверлит ее взглядом. - Это ты хихикала?

- Что?

- Прошлой ночью. Это ты? После того, как впустила Джона.

- Наверное, я рассмеялась, - говорит она, и щеки у нее краснее волос - и Тормунд догадывается. - Не понимаю, почему тебя это так интересует.

Он кивает и хлопает рукой по столу.

- Я позабочусь об этом. Не волнуйся, маленькая леди. Хм, леди Санса. Миледи. - Он неловко наклоняет голову и встает на ноги, жестом предлагая ей сидеть спокойно. - Никуда не уходи. Я сейчас вернусь.

***

Требуется три сильных удара и угроза сломать дверь, прежде чем Джон открывает ее. Он выглядит хуже, чем внутренности медведя. Пахнет еще хуже. Его кровать в беспорядке, меха и постельное белье спутаны, а поднос с едой стоит на тумбочке. Желудок Тормунда грохочет как гром.

- Приведи себя в порядок.

Джон хмурится.

- Что?

Тормунд хватает его за руку и тащит к умывальнику.

- Хорошо, хорошо, хорошо, - Джон вырывается из хватки Тормунда. - Не нужно отрывать мне руку.

- Как ты облажался на этот раз?

Джон ворчит себе под нос, брызгая на себя водой.

- Рассказывай, Сноу. Я голоден и с похмелья, и не в настроении для этого южного мяуканья, которое ты так любишь.

- Я не знаю. Помню... - Джон замолкает, чтобы вымыть рот, потом вздыхает и наклоняется над умывальником, сжимая края. - Помню только урывками. Кажется, я перекинул ее через плечо? Но потом упал в ее постель. Кажется, я попросил ее остаться. Кажется, я сказал, - он дёргается, - кажется, я сказал, что хочу, чтобы она стала моей женой.

Тормунд приподнимает уголок рта, одобрительно кивая.

- Хорошо!

- Хорошо? Нет. Я проснулся, а ее нет. А вот горничная была. Она рассказала мне кое-что. Потом Девин сказал... неважно. Слушай, я знаю достаточно, чтобы понимать, что Санса отвергла меня, ясно?

- Ты знаешь меньше, чем желудь. - Тормунд находит тунику и штаны и бросает их в него. - Одевайся.

Еще до того, как Джон даже задумывается о том, чтобы пожаловаться, Тормунд пронзает его взглядом, и он подчиняется, путаясь руками и ногами в одежде.

- Тебе еще плохо?

- Нет, - говорит Джон, завязывая штаны. - А что?

- Хорошо, - говорит Тормунд и перекидывает его через плечо.

У Джона перехватывает дыхание.

- Тормунд, что ты делаешь?

- Краду тебя, - говорит он и забирает с подноса недоеденную баранью ногу.

- Ты красивый мужчина, - Джон похлопывает его по спине, - но мне это не интересно.

- А ты толще великаньего члена.

Крепко удерживая Джона, Тормунд пробирается через замок до кабинета Сансы. Там он распахивает дверь, топает внутрь и роняет свою добычу на стул. Со слабым вздохом Санса отбрасывает перо и с тревогой смотрит на них, пока Джон выглядит так, будто хочет растаять и просочиться в трещины на полу; его лицо красное, а взгляд прикован к столу.

- Вот. Я украл его для тебя. - Тормунд немного отступает, грызя баранью ногу, пристально наблюдая за ними. - Продолжай. Признавайся в своих чувствах.

Джон бросает на него колючий взгляд.

- Можем мы остаться наедине?

- Нет. Потому что если я выйду за эту дверь, вы, два идиота, - Тормунд показывает на них своей едой, - найдете способ все испортить. Я не уйду, пока все не уладится.

Джон снова пытается протестовать, но Тормунд рявкает на него, предлагая заткнуться, после чего обращается к Сансе.

- Он тосковал по тебе месяцами, жалкий тупица. Вчера я наконец-то уговорил его украсть тебя. Или хотя бы попытаться. Похоже, всё пошло не так, как хотелось.

- Ее нельзя украсть, - шипит сквозь зубы Джон. - Она не коза.

Губы Сансы изгибаются в улыбке.

- О, вот почему я не коза. Меня это интересовало.

Ее ресницы трепещут, она прикусывает губу и нежно смотрит на Джона, который смотрит на нее с надеждой в глазах. Она делает вдох, чтобы заговорить, и Тормунд забывает откусить, наклоняясь ближе, чтобы услышать каждое слово ее признания в любви. Но прежде чем Санса заговаривает, она делает паузу и бросает на него взгляд. Кивнув, он указывает на нее бараньей ногой, давая понять, чтобы она продолжала. Ее щеки становятся ярче, она сглатывает и снова смотрит на Джона.

- Джон, - тихо говорит она, - ты не можешь украсть меня.

- Я знаю. Прости. Я не…

- Помолчи, - мягко говорит она и тянется через стол, чтобы взять его за руку. - Ты не можешь украсть меня, потому что... - она судорожно вздыхает. - Потому что тебе не нужно этого делать. Я бы добровольно пошла с тобой.

- Ты бы?

Ее улыбка слаще меда, и Джон сияет, как солнце, и это происходит - это, наконец, происходит. Тормунд шмыгает носом и вытирает глаза. Он уже видит, как их дети, поцелованные огнем, бегают по округе и учатся сражаться со своим дядей Тормундом.

Но вместо того, чтобы наброситься друг на друга и трахаться на этом добротном столе, Джон и Санса просто сидят, со своими сладкими и нелепыми взглядами, вздыхают, улыбаются и моргают.

Если бы он не был так голоден, он бы кинул баранью ногу Джону в голову, поэтому он шагает вперед и дает ему подзатыльник.

- Оу! - Джон бросает на него свирепый взгляд. - За что?

- Самое время ее поцеловать!

- Тормунд, - говорит Джон, не отрывая взгляда от Сансы, - не мог бы ты заткнуться и уйти?

Тормунд поигрывает бровями и уходит, и если им удастся облажаться сейчас, они не заслуживают того, чтобы быть вместе.

И ничего такого, если он останется снаружи и прижмет ухо к двери, ожидая чуда.

***

Джендри прогуливается по замку, напевая себе под нос, когда замечает впереди Тормунда, подслушивающего у двери кабинета Сансы. Он широко улыбается, его глаза сияют от удовольствия, и он довольно кивает.

- Чем ты занят? - спрашивает Джендри.

- О, ничем, - Тормунд выпрямляется и бросает на него взгляд, который не сулит ничего хорошего. - Слушай... я тебе когда-нибудь рассказывал, как мы, вольный народ, находим жён?

- Нет.

Тормунд ухмыляется и обнимает Джендри за плечи, уводя его по коридору.

- Почему бы тебе не выпить со мной эля в "Дымящемся полене", и я всё тебе расскажу.
71 0 от 19-08-2019, 01:04
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем.
 
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

© 2010-2013 You can contact the site owner: Feed-back (обратная связь)
email: admin@fan-way.com, skype: doctor_10th